"Пропажа писательской организации" Виктор Лихоносов (часть 9)

 ─ Я редко бываю в последние годы в Доме творчества. Когда-то я его любил. Нам подарил это здание город ─  старались, выделили тогда не просто какое-то помещение, а красивый особняк,  памятник культуры. В центре.

Но потом вдруг в этом доме чёрт завёлся. Прихожу ─ вместо красной двери, старинной, с позолоченными ручками – металлические «ворота». Такую дверь молодому человеку, начинающему автору или юной почитательнице поэзии не открыть. Вывески нашей нет. Охранник на первом этаже останавливает: «Кто, куда идёте, что несёте?  И чуть не карманы выворачивает. На втором этаже – другой страж. Те же вопросы. Появились какие-то сейфы, вышвырнули нас из салона, где проходили творческие вечера. Дикие дела. Загудела стройка, выросла прямо перед окнами стена. Кто разрешил? Это же памятник, какие тут могут быть стройки?! Телефоны наши отключили. Никому нет дела. Дальше ─  больше. Теперь нам говорят: «Скоро вас здесь не будет». Наверное. Ведь не стало  же здесь редакции журнала «Кубань», общества книголюбов, издательства «Южная звезда». Может, конечно, их руководители сами вошли в эти сделки индивидуально, не знаю.

Почему мы молчали? Всё бесполезно. Смерч прошёл, всё убито, все предприимчивые люди делают деньги. А у нас денег нет. И не будет. И не надо.

                                                                                                             Иван Варавва

 

─ Вчера позвонил в Союз, телефон не отвечает. Набрал второй номер: уверенный женский голос  донёс, что «здесь таких нет». Писателей, значит. Инженеры человеческих душ явили свою беспомощность, покорность развалу. Писательская организация перестала жить своей жизнью: прошёл съезд в Москве, публикована книга Л. Леонова «Пирамида» ─ не обсуждали, второй год нет собраний. Да теперь нет и помещения, где можно бы собраться. На бюро ставятся другие вопросы: как нейтрализовать журнал «Кубань», и это удалось, сегодня на Кубани журнала нет. Способны только на уничтожение друг друга: послать решение бюро об исключении из Союза писателей молодого прозаика только за то, что увидел неладное, уволить с работы молодого поэта только за то, что на бюро потребовал вернуть на стену вывеску (что здесь Союз писателей). Что это? Ставится вопрос, куда деть библиотеку. И это в то время, когда глава краевой администрации выносит решение о сохранении и докомплектовании библиотек Писательская организация, добровольно отказавшаяся от своих помещений и не сопротивлявшаяся своему руководству в его планах ликвидации библиотеки, не имеет нравственного и профессионального права на дальнейшее существование».   

                                                                В.Лихоносов

                       («Краснодарские известия», 4 июля 1995)

—              

Даже спустя годы тошно думать о поведении писателей в период захвата Дома творческих союзов первыми акулами капитализма. Поведение это  можно назвать ничтожным. Я вспоминаю эту беду культуры, беду человеческую всякий раз, когда прохожу мимо нашего бывшего здания, уже навсегда чужого, вроде даже грустного, тайно тоскующего по нерадивым, но законным хозяевам. Оно хранит само время. Время падения России и всего в ней нажитого,  привычного. Без Союза писателей невозможно было существовать советскому писателю, но жалко не сам по себе Союз писателей, а время, которое ты провел в нём, то есть жалко себя. Ничтожное падение закономерно в том отношении, что большинство членов организации не могли называться писателями, и они-то с д а л и  в с ё с большой легкостью. Противно вспоминать то, к а к это выглядело. Ничтожество торжествовало в наших головах и душах. Чем крикливее обвиняли власть, чем чаще всё-всё на её революционное уродство сваливали, тем заметнее было, что сами-то мы никуда не годные. Некоторые, правда, сумели создать издательство и тут же украсть его у коллег, породить смуту  в журнальных кругах, присвоить часть помещений и выгодно сплавить их фирме и т.д. Фронтовики показали себя молчунами, соглашателями, возмущались  ельцинским произволом, но крепко пожимали руки местным прихлебателям нового режима. «Жить надо!» ─ подхватили вечный мотив те, кто взялся «спасать Россию».

Боль и страдание писателя упряталось в животную тревогу: как напечататься? На развале взлезли наверх самые неграмотные, самые хищные и бездарные и потянули за собой в члены Союза таких нелитературных типов, которых в былые советские времена не пускали на порог (и правильно). Организация переходила в руки вечных участников художественной самодеятельности. Противно обо всём  вспоминать, многое, слава Богу, забылось, из бумаг, которые завтра выброшу в мусорное ведро, возьму несколько записей (уже взял), напечатаю как свидетельство и моей и общей жизни. Кое о чём промолчу по… «этическим соображениям». Так позорно все кончилось!  Печальнее всего то, что разорение идейное свершилось  в той самой «старой хате», которая почиталась патриотической. Склоки, междоусобие, воровство, пустословие в стихах, равнодушие к уничтожению старинных зданий в городе, кормушечные страсти – прилично ли такими быть патриотам? « История раскола многими забыта, ─ писал я уже в 2004 году в газете «Кубань-сегодня» ─  А это было время покушения на русскую культуру. Все ценные критерии потеряны. Случайные люди возглавляют писательскую организацию.… Скоро в члены Союза писателей будут принимать целыми толпами …Игра в писателей (за счёт казны ) заканчивается бесконечным устройством карьеры, отрицанием истинных талантов и подменой гражданской позиции дешёвыми возгласами о любви к Отечеству. Оставаться в организации, где отменены все традиционные уставные нормы и попрано само понимание культуры, я больше не могу…»

Лежит ли где-то в сейфе мое «личное дело» или нарочно потеряно? Не знаю. Больше десяти лет не ступаю я на порог Союза писателей, в который допустили мен  в 1966 году.

А когда-то любил там играть в шахматы с С. Маркосьянцем.

Наша история кончилась. Пропали помещения, пропала огромная библиотека. Только  рюмки, наверное, да вилки перевозят из одних комнатушек в другие. 

 

 

 ------------------------------

 

Надписи.

 

Гр. Федосеев – Мы идём по Восточному Саяну. Детгиз.1 958.

Тираж 100000 .

                          Л.М. Пасенюку с глубоким уважением. Клянусь, я Ваш единомышленник! Разделяю Ваше страстное желание познать далекое. Кроме всего прочего, там живут замечательные люди и Вы непременно найдёте среди них своего неповторимого Улукиткана…

                               Благословляю в добрый и дальний пут .

                                                               Гр.Федосеев

                                                                                         10.1.1959

 

Вл. Монастырев. ─ Горная баллада Молодая Гвардия 1958 

Тираж 80000

                               Лёне Пасенюку, искателю алмазов. Ищи, Леня, не жалея спичек. С удовольствием и немножко завидуя.

                                        В. Монастырев 5.06.58

—                                                                               

 

Виктор Логинов  

                              Цвет топлёного молока  «Советский писатель» 1974, 

Тираж  30000

                                Леониду Пасенюку – дружески, сердечно

                                В память о нашей хорошей и, я бы сказал, выдающейся юности –

                                Виктор Логинов 

                                Ноябрь 1976, Краснодар

—                                                         

 Юрий Казаков ─  Северный дневник. «Советская Россия, 1973. Тираж 50000

                         Леониду Пасенюку с любовью и самыми наилучшими пожеланиями

                                                 Ю. Казаков 

                                                 Январь 75 года 

—                                                                

Василий Аксенов ─ Коллеги. «Советский писатель» 1961

 Тираж 150000Великому краснодарско–тихоокеанскому писателю по-дружески и с надеждой дарить ему и дальше свои книжки 

                                                      В. Аксенов 

                                                      13.09.63, Москва.

—                                               

Виктор Лихоносов – Голоса в тишине. «Молодая гвардия» .1967, Москва. Тираж 65000                                 

А все-таки вспоминай, Лёня, почаще Епифания Премудрого: преумножающий познания – преумножает скорбь…На меня никогда не сердись.

                                        Твой Лихоносов

                                         68 год, Краснодар.

—                                                             

Иван Варавва – Кубанское лето. «Советский писатель», 1959 год 

                Лене Пасенюку – писателю, открывателю новых земель, с любовью 

                                            И. Варавва, 14.Х1 ─1959 

—                                                         

Юрий Кузнецов. «Во мне и рядом – даль», из-во «Советский писатель». 1874 Тираж 10000 Леониду Пасенюку на светлую память и добрые размышления о встрече на о.Беринге.

                                                    Ю.Кузнецов

                                                     18.7.74

—                                                            

Георгий Садовников 

                                       Продавец приключений 

                                                       Детги, 1970 Тираж 100000

Лёне Пасенюку – первому живому писателю, которого я увидел и который меня поразил этим, хотя и был всего лишь в ватник! Лёня! Так дай тебе Бог всю свою жизнь поражать молодых людей, свято чтящих литературу! 

                                                Москва, 1971 Г. Садовников

—                                                     

 Юрий Абдашев – Солнце пахнет пожаром. Краснодар 1989 

Тираж 30000

Лёне Пасенюку – певцу северных одиссей от автора пустынных пейзажей, в том числе  и в душе человеческой (надеюсь ) С любовью.

                                           Ю. Абдашев 

                                            11 октября 1989 

—                       

 Иван Зубенко – «Тополя в соломе». «Молодая Гвардия» 1968 

Тираж 100000 Леониду Михайловичу Пасенюку. Помню совместные литературные споры под Вашей крышей. 

                                            Ив. Зубенко  1 .10.68

=====================================                            

Сергей Хохлов – Неизбывный свет (стихи. Издательский дом «Краснодарские известия», 1994.Тираж 35000

Замечательному человеку и поэту  Николаю Краснову с пожеланием крепости духа и тела. С. Хохлов, 24.05.94 .

—  

Иван Зубенко – Начинаю жить. «Советский писатель», Москва,1972.Тираж 30000 

 (надпись )

—              

 Юрий Абдашев – «Тройной заслон» (повесть ).Издательский дом «Краснодарские известия», 1994. Тираж 35000 

 Коле Краснову на добрую память об авторе и нашей общей (по сути  юности. 5 сентября 1994 .

Л. Пасенюк –Котлубань, 42-й (военная проза). Майкоп, 2000.Тираж 700.

Коле Краснову – фронтовику  настоящему от фронтовика соглядатая (шучу) с добрыми  чувствами Л. Пасенюк. 20.12. 2000

 

==============================================  

«Мы чувствуем пульс пяти миллионов кубанцев»                   

 

Любопытно было бы почитать  дарственные надписи других писателей, самых идеологически матерых, основателей, как они считали, кубанской организации, но на каких полках, в каких подвалах, а может, как архив Ивана Зубенко, в каком мусорнике  покоятся они?

 

Обсудить у себя 0
Комментарии (0)
Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети:

"Родная Кубань"
"Родная Кубань"
Было на сайте никогда
тел: 8-861-259-31-71
r-kuban@mail.ru
Читателей: 12 Опыт: 0 Карма: 1
Immortality is to work on something forever......
(Joseph Ernest Renan)
В.И. Лихоносов  (поселок  Пересыпь,  2011  год)фото Петра Янеля