Категория: Поэзия

Владислав Золотарев


СОНЕТ

Опасен миг душевной благодати!

Идёшь навстречу утренним лучам,

В прохожем видится приятель

И нет нужды радеть по мелочам.

Воспрянул город, приходя в движенье:

Здоровый сон здоровье породил.

Исчезла тень отеческих могил

И утряслись былые потрясенья.

Свежи цветы и мысли поутру,

Светла любовь у пробужденья,

И в сердце укрепилось убежденье:

Жива Россия, значит быть добру!

И оттого, возможно, и не кстати,

Опасен миг душевной благодати!

***

Июнь и сочен, и здоров.

Июнь, возьми меня с собою.

Я слышу твой небесный зов

Идти неведомой тропою.

Цветут на Родине хлеба!

Пшеничные поля как море,

Где тишину рвала пальба,

И над землёй витало горе.

Рассеялись печаль и грусть,

И я пронзительно впервые

Почувствовал, как манит Русь

В свои просторы вековые.

Тревожно мне! Но я готов ─

Возьми, июнь, меня с собою,

И я покину отчий кров ─

Пойду Отеческой тропою!..

***

Здравствуй! Я вернулся!

Пой, баян, играй,

Величая Русью

Милый сердцу край!

Счастье русской доли —

После чёрных дней

Затеряться в поле

Спелых ячменей.

Ставропольским шляхом

Вдоль Кубань-реки

Век несли без страха

Службу казаки:

Берегли станицы

От набегов «тьмы»,

Горсть родной землицы

Брали ─ от сумы…

Колосится стебель

Солнечным лучом,

А журавлик с неба

Возвратится в дом.

Не смотри же с грустью

На рубцы от ран!..

«Здравствуй! Я вернулся!

Пой судьбу, баян».

 

ХМЕЛЬ

Помню, мама хмель сушила

На газетке во дворе,

А Климентий Ворошилов ─

На неё сквозь хмель смотрел!

(А за голову вождей,

Ох, и перепало б ей!)

Отвлеклась, забылась, что ли? ─

Лишь вослед взглянуть успел:

У неё ведь в пыльном поле

Непочатых уйма дел!..

Из степи пришла усталой.

Встрепенулась: «Горе мне!..» ─

И портрет поцеловала, ─

Приколола на стене!

 

ХУТОР КУЧУБЕЙ

Среди подсолнечных степей,

В садах фруктовых утопая,

Слыл островком земного рая

Кубанский хутор Кочубей.

На родине героя ─ Мать

Легендою была согрета:

Две дони ─ Тишь да Благодать

Цвели под флагом сельсовета.

Из всех библиотечных книг

Был «Кочубей» на первом месте.

Воспетый автором комбриг

Слыл маковкой армейской чести

Войны Гражданской. Не вандал,

Борец за счастье новой власти,

Обронзовевший, восседал

На жеребце буланой масти.

 

И чудилось: пылит за ним

Гроза вражды неугасимой ─

Тачанка!

И строчит «Максим»

По белой гвардии России!..

           

Купив до Выселок билет.

Ищу я родину героя,

А хутора на карте нет ─

Неужто пал на поле боя?

Точней сказать: на поле брани…

России, Родины, Кубани?!

***   

Поскребу по сусекам,

По извилинам дна,

Из двадцатого века

Наберу горсть зерна.

(А ведь были когда-то

Все сусеки полны

Урожаем богатым

Хлебородной страны!)

 

Вот и всё, что осталось

Старцу русскому ─ мне:

Это ─ горсточка-радость,

Это ─ мудрость в зерне.

И несут меня кони

Под ущербной луной,

И слетает с ладони

В поле жизни зерно.

***

На оттаявших пашнях полей

Свет небесный собрался в ручей.

Влажный ветер накинул узду

На бегущую в степь борозду.

Полевая дорога пуста

От зари да калины куста,

От далёких станичных садов

До лазурных Кавказских хребтов.

И подковой звенит небосвод,

Казака зазывая в поход:

За Россию ─ её рубежи! ─

Буйну голову в схватке сложить!

Свет небесный! О, Родина-мать,

Помоги пустыри распахать,

Чтобы к сердцу тянулась всегда

Полевая твоя борозда!..

***

Философия зрения

На родные места

У бродяги и гения

До смешного проста:

Говоря о народе.

Понимать ─ земляки,

Не бросать сор в колодец.

Оживлять родники.

Делать дело ─ не дельце,

Помня святость Креста.

И ─ простите! ─ как Ельцын.

Не ложиться на рельсы

И не прыгать с моста.

Бог услышит моления

Тех, в ком совесть чиста.

Философия зрения

Пo-крестьянски проста!

 

ОКСАНЕ

Окрести меня, девонька снежная!

Если ты не красивее всех,

То не жить мне в неволе надеждою,

Не любить тебя, светлая, ─ грех!

Не смеюсь над судьбой и не плачу я

О годах ─ на повале тайги;

Пред тобой, коренной сибирячкою,

Возвращаю России долги.

Ты со мною, но всё-таки ─ около.

Лишь даруешь, как нищему хлеб,

Поправляя пшеничные локоны,

Мне родную кубанскую степь.

Затеряемся в солнечных нивах ─

Если Боженька милость пошлёт! ─

На мгновенье узреть мне счастливых

И тебя… И весь русский народ!

 

НА БЫВШЕМ ХУТОРЕ

На заре не выпала роса

Перевал не выткал перелески,

Вижу: на копне торчит коса,

В окнах нараспашку ─ занавески.

Человек ─ склонился к роднику…

Я приехал в ночь под воскресенье

Пособить покосом старику,

Обрести в забвении спасенье.

За горой взревел аэропорт.

В хате стёкла тонко задрожали.

Вижу: постарел, но бережёт

Человек родимые скрижали.

Пасека ─ теперь его колхоз.

Он его последний председатель.

Задал мне единственный вопрос:

«Президент с ума ещё не спятил?)

Поразмыслив, я ответил: нет.

На заре погас в окошке свет.

***

Расцвела улыбка лета ─

                             Божий дар на Первомай!

Солнцу подана карета ─

                             Ванька-кучер, выезжай

На простор и высь зенита.

                            Жизнь-злодейка хороша!

Степь кубанская открыта,

                            словно русская душа,

Пережившая Иуду

                             на распятии Креста,

И поверившая чуду, ─

                            в Дар Спасителя Христа.

Обсудить у себя 1
Комментарии (1)

Vladislav Zolotarev




SONNET

Dangerous moment of spiritual grace!

You walk toward the morning rays,

At passers-seen friend

And there is no need to oblige to detail.

Cheered the city, is set in motion:

Sleep Health spawned.

Gone was the shadow of the graves of our fathers

And the former was settled shocks.

Fresh flowers and thoughts in the morning,

Svetla love of awakening,

And strengthened the belief in the heart:

Russia is still alive, so be good!

And therefore, perhaps not incidentally,

Dangerous moment of spiritual grace!

***

June and juicy, and well.

June, take me with him.

I hear your cry of heaven

Go to an unknown path.

Bloom at home bread!

Wheat fields as the sea,

Where is the silence of gunfire tore,

And hovered above the ground mount.

Dispelled the sorrow and sadness,

I was first piercing

I felt as Russia beckons

In his secular spaces.

Troubling to me! But I'm ready to ─

Take, June, I was with him,

And I will leave his father's roof ─

Go for a Father's Path! ..

***

Hello! I'm back!

Sing, accordion, play,

Magnifying Rus

Dear heart land!

Russian share of happiness -

After the dark days

Lost in the

Ripe barley.

Stavropol Way

Along the Kuban River

Age bore no fear

Service of the Cossacks:

Guarded village

From attacks of «darkness»

A handful of native piece of land

Taken from the bag ─ ...

Ear stem

Sunbeam,

A crane from the sky

Return to home.

Do not look the same with sadness

At the scars of his wounds! ..

«Hello! I'm back!

Sing fate, accordion. „





HOPS

I remember my mother dried hops

In a newspaper in the yard,

Kliment Voroshilov A ─

It hops through the looking!

(And by the head chiefs,

Oh, and perepalo used it!)

Distracted, forgot, or what? ─

Only had followed suit to take a look:

She in fact in a dusty field

Untapped lots to do! ..

From the steppes came tired.

Roused herself: “Woe is me! ..» ─

And kissed the portrait, ─

Pinned on the wall!




FARM KUCHUBEY

Among the sunflower steppes

In the gardens of fruit sinking,

Was known as an island paradise on earth

Cuban countryside Kochubey.

In the homeland of the hero's mother ─

The legend was warmed:

Two Dhoni ─ Quiet Grace Yes

Blossomed under the flag of the village council.

Of all the library books

Was „Kochubey“ in the first place.

Celebrated author of the Brigade Commander

Onion dome was known as the Army honor

The Civil War. No vandal,

A wrestler for the happiness of the new government,

Obronzovevshy, sat

At the stallion dun color.





And it seemed to: dusty him

Storm undying enmity ─

Tachanka!

And scribbling „Maxim“

By White Guard Russia! ..



By purchasing a ticket to the Settlement.

I am looking for home a hero

A hamlet on the map is not ─

Had fallen on the battlefield?

More precisely: on the battlefield ...

Russia, the homeland of the Kuban?

***

Scratched on susekam,

At the bottom of the convolutions,

From the twentieth century

Naber handful of grain.

(And in fact were once

All full susekam

A rich harvest

Grain-producing country!)




That's all that's left

Elder Russian ─ I:

It's a handful ─-joy

It ─ wisdom in the grain.

And my horses are

Under the waning moon,

And flies with the palm of your hand

In the life of the grain.

***

In arable fields, thawed

The light of heaven was going into the creek.

Moist winds threw a bridle

On running the steppe furrow.

Field road is empty

From dawn viburnum bush yes,

By far the Village Gardens

Up to the azure of the Caucasus mountain ranges.

And a horseshoe ring sky,

Cossack zazyvaya a campaign:

For Russia ─ it boundaries! ─

Wildly head in a battle to lay down!

The light of heaven! Oh, Motherland,

Help wasteland plow,

To the heart is always stretched

Field your groove! ..

***

The philosophy of

In homes

We tramp and a genius

Ridiculously simple:

Speaking of people.

Understand ─ countrymen,

Do not throw rubbish into the well.

Revive the springs.

Making the case ─ is not a small business,

Keeping in mind the sanctity of the Cross.

─ And forgive me! ─ as Yeltsin.

Do not lie down on the rails

And do not jump off a bridge.

God hears prayers

Those in whom conscience is clear.

The philosophy of

Po a peasant is simple!





OKSANA

Baptize me, girls snow!

If you're not beautiful of all,

So I do not live in captivity with the hope

Do not love you, bright, ─ a sin!

Do not laugh at fate, and I'm not crying

About ─'s knocked on the taiga;

Before you, a Siberian native,

Back to Russia the debt.

You are with me, but still ─ about.

Only bestow, as a beggar bread

Adjusting the wheat curl,

I am native Kuban steppe.

Lost in the sun nivah ─

If you send something that God's mercy! ─

At a moment to behold me happy

And you… And all the Russian people!




IN THE FORMER FARM

At the dawn of the dew does not fall

The pass is not woven woods,

I can see: the pile of sticks braid

In the windows wide open ─ curtains.

Man ─ bowed to the spring ...

I came in Sunday night under the

Posobit mowing old man,

Attain salvation in oblivion.

Over the mountain roared airport.

The hut is thin glass trembled.

See: older, but saves

Man birthmarks tablets.

Apiary ─ now his farm.

He was chairman of his last.

Asked me a single question:

»The president is not crazy crazy?)

Upon reflection, I said no.

At the dawn of the light went out in the window.

***

─ smile blossomed summer

God's gift to the Mayday!

Sun filed a coach ─

Roly-driver, went

At the zenith of space and height.

Life is good villain!

Kuban open steppe,

like the Russian soul,

Judah survived

crucifixion on the Cross,

And believing the miracle, ─

The gift of the Savior in Christ.

Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети:

"Родная Кубань"
"Родная Кубань"
Было на сайте никогда
тел: 8-861-259-31-71
r-kuban@mail.ru
Читателей: 12 Опыт: 0 Карма: 1
Immortality is to work on something forever......
(Joseph Ernest Renan)
В.И. Лихоносов  (поселок  Пересыпь,  2011  год)фото Петра Янеля