Категория: Поэзия

Ольга Альтовская

                                                                            

                РОДНОЕ

 

Клёну низко кланяюсь ─ прости меня!

Нежностью берёзку напою.

Лес моей весны под сенью синею

Вновь со мной. Я вновь в лесном краю.

 

И вдыхаю горьковато-пряные

Ароматы осени хмельной.

И калины капельки румяные

Рдеют по-девичьи надо мной.

 

Ты прости меня, новосибирская

Сторона родная ─ мой исток,

Что я променяла сердцу близкое ─

Всё твоё ─  на поиски дорог.

 

Что ушла тропою за неведомой,

За манящей призрачной мечтой.

Что, забывшись, искренно и преданно

Пела о любви земле иной!

 

Только накатила беспричинная

Боль-слеза на жизненную твердь,

И в глазах дымок листвы осиновой

Поманил, чтоб вместе умереть.

 

***

Ах, не так уж много мне одной

От щедрот земных, по сути, нужно.

Я неприхотлива. Дождь ли, зной,

Крайний Север или берег южный ─

 

Только форма. Просто ─  антураж.

Просто ─ перемена декораций.

Содержанье ─ творческий кураж,

И нежданный благовест акаций,

 

И восхода песенная стать,

И картины внутреннего зренья ─

В них парить, погибнуть и восстать

В редкие минуты озаренья;

 

И летать, спускаясь до основ

С высоты небес и птичьих звонниц ─

В мир своих полузабытых снов,

В мир моих фиалковых бессонниц.

 

***

Уже рассветы вешние пропеты.

Уже закат о вечности поёт.

Мой полдень одуванчиковый, где ты?

 Где ты, мой удивительный полёт

На облаке над солнечной тропинкой?

Мой детский сад и школьное окно?

Теперь уже лишь в памяти, за дымкой

Места, где я была давным-давно:

Где в ручейках сверкали самоцветы

И теплоходы выли на реке;

Где прятала под стёклышком «секреты»

И майский жук стучался в коробке;

Дул свежий ветер вестник и задира,

Жил сон-волшебник, сказочник-мороз

И старший брат с его закрытым миром

Смешное детство, мир щенячьих грёз.

За горизонт несут воспоминанья

Теплом давно потухшего огня,

Иллюзией ожившего преданья

 Живут во мне, и радуют меня.

 

***

Все прощу вам, мои дорогие:

И злословье, и суд, и усмешку,

И намеренья всуе благие.

Потому что сама не безгрешна.

 

Потому что сама  не святая,

Из того же, из бренного теста.

Потому и обиды глотаю,

Потому и не ставлю на место.

 

Я люблю вас, бесчисленно разных:

Многих грубых и чутких немногих,

Остроумных, строптивых и страстных,

Убежденных люблю и убогих.

 

То ль актеры мы, то ль сновиденья

Толком сами себе не известны.

Мы   одно. Мы Земли порожденье.

Мы фантазия Силы Небесной.

Обсудить у себя 0
Комментарии (1)

Olga Altovsky




NATIVE





Maple bow low ─ forgive me!

Tenderness birch satiated.

The forest in the shadow of my spring sineyu

Again with me. I'm back in the forest edge.




And breathe a bitter-spicy

Aromas of drunken fall.

And the ruddy drops of Viburnum

Rdeyut for a girl with me.





Forgive me, Novosibirsk

Side native ─ my source,

What I traded heart close ─

─ All your searching for roads.




What is left for an unknown Path,

In the alluring mirage.

Well, forgetting himself, sincerely and faithfully

She sang about love some earth!





Just felt a wave unfounded

Pain-tear on vital firmament,

And in the eyes of the aspen leaf smoke

Beckoned, so that together die.




***

Oh, not so much to me one

From the bounty of the earth, in fact, necessary.

I am unpretentious. Whether rain, heat,

Far North Coast or the southern ─





Only the form. Just ─ entourage.

Just ─ change of scenery.

Contents ─ creative courage,

And the unexpected toll of acacia,




And rising to become a song,

And the picture of the internal ─

They soar, die and rise

In the rare moments of inspiration;





And to fly down to the basics

From the height of the heavens and the bird belfries ─

In the world of his half-forgotten dreams

In the world of my violet insomnia.




***

Already dawns springtime sung.

Even the sunset of eternity sings.

My noon, dandelion, where are you?

Where are you, my wonderful flight

On a cloud over the sunny footpath?

My kindergarten and a school window?

Now only in memory, with the haze

Places where I have been a long time ago:

Where rivulets sparkling gems

And the howling ships on the river;

Where to hide under a piece of glass «secrets»

And cockchafer knocked in a box;

There was a fresh breeze ─ Gazette and a bully,

He lived a dream, a magician, a storyteller, a frost

And the elder brother of his private world ─

Funny childhood world of puppy dreams.

The horizon are memories ─

Warmth of a long extinct fire

Illusion legend revived

They live in me and encouraging me.





***

All I will forgive you, my dear:

And slander, and the court, and a smile,

And good intentions are in vain.

Because she is not sinless.




Because she ─ not a saint,

From the same, from the temporal test.

Because swallowing and resentment,

Why not put in place.





I love you, countless different:

Many serious and sensitive few,

Witty, obstinate and passionate,

Convinced of love and miserable.





That is my only weapon we have the actors, the dream eh ─

Really do not know themselves.

─ We are one. ─ We are a product of the earth.

We ─ Fantasy Angels.

Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети:

"Родная Кубань"
"Родная Кубань"
Было на сайте никогда
тел: 8-861-259-31-71
r-kuban@mail.ru
Читателей: 12 Опыт: 0 Карма: 1
Immortality is to work on something forever......
(Joseph Ernest Renan)
В.И. Лихоносов  (поселок  Пересыпь,  2011  год)фото Петра Янеля